+7 (495)
767-04-04
  • Поделиться ВКонтакте Поделиться на FaceBook Поделиться в Twitter
Дата с
Выбрать дату в календаре
По
Выбрать дату в календаре
Цена билета
от (руб.)
До
(руб.)
  •  
Показать все

Бессловесный Бернард Шоу

Бессловесный Бернард Шоу

В театральных стенах очень часто происходит нечто необычное. Театр имени Пушкина предложил зрителю постановку под названием «Жанна д`Арк», но не очередной вариант с огромными монологами и яркими диалогами, наоборот, без единого слова. Несмотря на столь оригинальный спектакль, его премьера была не просто тепло встречена зрителем, а прошла очень успешно.

Конечно, подобные эксперименты уже знавала московская сцена, но всякий раз это некоторый риск, на который сознательно идут и режиссеры, и актеры. Зритель высоко оценил старания Орлеанской Девы, в роли которой была Анастасия Панина.

Творческая тройка снова в деле

Столь новое направление не может обойтись без лидера, и он есть. Это Сергей Землянский, который является режиссером, а заодно и хореографом новой постановки. Пушкинский театр несколько лет назад уже принимал на своей сцене бессловесную «Даму с камелиями». Тогда постановке помогли композитор Павел Акимкин и художник Максим Обрезков.

«Жанна д`Арк» была поставлено в том же творческом составе, что выступило гарантом успеха постановки. авторы не стали даже менять актрису. Если в «Даме с камелиями» Анастасия Панина была задействована в роли Маргариты Готье, то в этот раз ей пришлось примерить реальный исторический образ Орлеанской Девы. Без громких слов: Землянский спектакль ставил и для нее, и главная ставка была сделана именно на эту актрису.

В первые секунды после начала спектакля, когда на глазах у зрителей поднимается занавес, показывая сцену, доносится игра на волынке, но она в скором времени заглушается колокольным перезвоном. На подмостках толпа людей, одетых во все черное. Каждый занят своим, то ползая, то извиваясь. В центре сидит девушка, что замотана в белые одеяния и смотрит вверх. Это та, которую в будущем нарекут Орлеанской Девой.

Подняв глаза вверх, она видит деву, что спускается прямо к ней, но кроме нее посланницу небес никто не видит. Гостья передает Жанне меч, но она с ним играет и даже не представляет, как его использовать. Все на сцене говорит о том, что именно эта девушка в белом должна изменить ход затянувшейся Столетней войны.

Когда движения символичнее и выразительнее слов

Спектакль интересен тем, что здесь нет привычных танцевальных движений или вообще того, что можно назвать танцем. Все заменено выразительными жестами, движениями в ритм, где слова были просто лишними. Суть действа передается не только с помощью актерской пластики, но и с помощью костюмов, декораций и световой, над партитурой которой так усердно работал Александр Сиваев. О выразительности звукового ряда и говорить не приходится.

Многим было чрезвычайно интересно, как будут оформлены батальные сцены, которые так массово и красиво были поданы в фильмах и других постановках. Здесь творческое трио решило этот вопрос по-своему. В сценах победоносных сражений за Орлеан или Париж, где Жанна терпит в бою поражение, накал страстей передает не массовка, что носится по сцене, а с помощью вспомогательных декораций. Лестницы, что опираются то на декорации, то на кулисы, сначала преподносят победителей вверх, а после сбрасывают поверженных вниз. Всего, вместе с основными действующими лицами, в спектакле занято 17 человек.

Особое впечатление на зрителя производит и использование черных полотнищ-знамен просто гигантского размера. Под музыку, которая одновременно и героическая, и местами пафосная, и отсылающая к фолку и этническим мелодиям, эти полотна начинают колыхаться так, что уже непонятно, где добро и зло. наступает момент, когда по сцене буквально катятся волны, что накрывают одна другу. Это символично для эпицеских и масштабных сражений. Где здесь французы, где англичане, что так отчаянно бьются – никому не разобрать.

Когда дыхание в зале замирает

Сцена взятия в плен Жанны построена весьма интересно. Черные волны дерущихся разрезает конь, словно корабль. Верхом восседает Жанна. Конусообразные фигуры, за которыми прячутся актера, спускаются с колосников. От людей видны только руки, что должно вызвать ассоциацию со сценой Понтия Пилата, который умыл руки.  Вот он – фальсифицированный суд.

Перед зрителем сцена допроса, где актерский талант Паниной звучит без слов. Здесь раскрывается его мощь, которую зритель способен ощутить своей кожей. Актрисе помогают и Александр Матросов, что задействован в роли французского епископа-предателя Кошона, и Владимир Григорьев, исполняющий роль инквизитора. Последний один из самых сильных во всей постановке.

Трагическая финальная сцена выстроена режиссёром как ритуал и проходит в форме обряда. Чтоб изобразить пылающий костер, на Жанну сверху струится масса прозрачной материи кроваво-красного цвета. Кажется, что полыхает все вокруг, вся сцена, как и негодование наравне с жалостью в зрительских сердцах.

Режиссерские откровения

Сергей Землянский давно мечтал о постановке именно этого спектакля. Сама задумка давно витала в воздухе и требовала воплощения после «Дамы с камелиями» в главной роли с Паниной.

– Сложно объяснить почему, но именно Анастасия у меня вызывала прямые ассоциации с Орлеанской Девой, – делится Сергей. – Да и сама Жанна личность неординарная. В ней есть что-то мистическое. Об этой девушке, что сумела переломить ход Столетней войны, уже на протяжении шести веков слагают песни, легенды. ЕЕ образ вдохновляет и поэтов, и художников, и музыкантов. Вряд ли сама Жанна предполагала, что ее короткая, но столь яркая судьба оставит след кометы в истории.

Нельзя не заметить, что Жанна оказалась прирожденным лидером. Сегодня нам очень нужен такой же светлый человек, которому хочется верить и идти за ним. Сложно сказать, как отнесется рядовой россиянин к тому, что к нему подойдет кто-то и признается, что с ним разговаривает Бог.

Знаки свыше

Землянский признается, что однажды, гуляя по улочкам Рима, случайно забрел на улицу, которая носила имя Орлеанской Девы. Может быть, это и был тот самый знак свыше, что пришла пора реализовать свои задумки. 

– Мне повезло. В той же поездке я нашел издание, в котором содержится много музыкальных композиций разных эпох, включая гравюры. Я много чего перебрал из материалов, связанных с Жанной, включая немой фильм 20-го года. Созданные образы палачей на меня произвели неизгладимое впечатление. Мне кажется, что именно они повлияли на ту стилистику, что я в итоге выбрал для всей постановки, – признается режиссер.

Удивительно, но в качестве подготовительного тренажа для актеров режиссером была выбрана йога. Многим приходилось делать физические упражнения с силовой нагрузкой на спину, ибо все эти лестницы и стяги нужно было кому-то таскать. Панина была неосторожно и, немного поработав со стягом, сорвала спину. Два дня понадобилось актрисе на восстановление. Именно тогда режиссер решил, что пришла пора совершенствовать не только актерский талант, но физические возможности актеров.

– Для драматического актера важна не хореография, а степень выразительности. Умение показать переживания и эмоции. В подобных постановках каждое движение должно быть символичным. Никому не интересен танец ради танца, если он ни к чему не ведет и ничего не значит, – поделился Сергей.